Как Брежнев спас "Бриллиантовую руку"

Брежнев

Многие известные и любимые фильмы, вошедшие в золотой фонд советского кинематографа,  могли кануть в небытие. Судьба удивительных советских кинокомедий могла бы закончиться на пыльной полке архива. Существует расхожая фраза: эту картину спас Генсек. Действительно ли Леонид Ильич Брежнев стал крестным отцом для многих картин советского кинематографа?



Брежнев

Действительно, ему на дачу часто привозили новинки мирового и отечественного кинематографа.

Среди них были и те, на которых стояла "черная" метка чиновников от Госкино.
"Калина красная"



Василий Шукшин предвидел, что большой худсовет "Мосфильма" примет картину "в штыки".

Поэтому  торопилась закончить работу, пока мосфильмовские мэтры Райзман, Юткевич, Озеров, Салтыков были в летних отпусках. Все съемки провели за 2 месяца и 22 дня вместо положенных по плану четырех с половиной месяцев.
У картины сразу появилось много врагов и критиканов. Проще было переснять фильм, чем исправить огромное и нелепое количество поправок от руководства.

Кто-то из доброжелателей привез картину на дачу Брежневу, он ее посмотрел и ...заплакал. Судьба картины была решена!

"Кавказская пленница, или новые приключения Шурика"



В Госкино СССР не одобрили комедию. Не нравились шутки, не нравились песни композитора Александра Зацепина, одну из которых, "Если б я был султан", объявили аморальной и неприличной.
Как-то  вечером на студию позвонили и  попросили прислать на дачу к генсеку "что-нибудь новенькое и веселое".

Кроме забракованной комедии Гайдая ничего не нашли. Брежнев был в восторге. Он выучил  фильм почти наизусть.  Смеялся Брежнев больше и громче всех. Поэтому “высокая” аудитория фильм приняла великолепно. Брежнев позвонил в Госкино и выразил не только свое мнение, но и членов Политбюро, поздравив “с очередной победой советского кинематографа”. На правительственных дачах за выходные картину гоняли семь раз.


"Белое солнце пустыни"



На просмотре фильма комиссия указала режиссёру на то, что картина получается слишком трагической. Потребовали доработку. Затем попросили переснять концовку.  27 поправок к фильму, которые надо было изъять и переснять.

Так, например, в первоначальном варианте Настасья (супруга Верещагина) сходит с ума от горя. Смертельно раненный Абдулла падает, а его жены рвут на себе волосы, оплакивая смерть мужа. Совсем иначе выглядела финальная схватка Абдуллы и Сухова. Все эти сцены в окончательный вариант не вошли или были полностью переделаны. Финал ставил под сомнения принцип социалистического интернационализма, право вмешиваться с оружием в жизнь другого народа. 

«Белое солнце», как арестант КПЗ, лежало без движения в фильмохранилище 1-го отдела Госкино, подведомственного КГБ. Это был склад идеологически невыдержанных фильмов и той западной продукции, которая не попадала на наши экраны, фильмы с эротикой, сценами насилия, антисоветчиной и т.п. 
И тут в дело вмешался случай.
Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев очень любил кино. Особенно американские вестерны вроде «Дикой банды» с Уильямом Холденом или «Беглецов» с Джеймсом Стюартом и Дином Мартином.
Чаще всего генсек смотрел ленты в кинозале на даче в Завидово, куда их привозили на бобинах.
В 1969 году, как раз накануне очередной годовщины Октября, в Завидово должны были привезти несколько американских новинок. Но фильмы как на грех запаздывали из-за океана. В спешке нашли советский ответ тамошним вестернам – фильм «Белое солнце пустыни», где вместо шерифов были красноармейцы, а вместо ковбоев – среднеазиатские басмачи. После просмотра фильма Брежнев лично позвонил председателю Государственного комитета по кинематографии.
Вместо 27 поправок режиссеру оставили 3, которые требовали убрать и тогда картина пойдет в прокат.

Руководство  велело смягчить сцену пьянства Верещагина – она якобы порочила светлый образ советского таможенника. Во-вторых, следовало убрать надпись «Карл Маркс» на обложке книги, которую держит в руках одна из жен Абдуллы. В-третьих, «ликвидировать порнографию» – оголенные выше положенного ноги возлюбленной красноармейца Сухова Катерины Матвеевны при переходе через ручей.

"Пираты ХХ века"



Карате в СССР считалось  идеологически вредным, секции карате вели полуподпольное существование.

Но на съёмках тренер был вполне легальный - знаменитый каратист Тадеуш Касьянов (он же сыграл боцмана Матвеича). Фильм, едва он был закончен в 1979 г., показали начальству из ЦК ВЛКСМ и тут же запретили, хотя в высшей инстанции по кинематографу - Госкино - он проскочил.

«Пиратов» отправили на полку. И снова чудом фильм оказывается на даче У Брежнева.

 Вождь был в восторге от залихватского боевика, где "наши" побили "ихних"». А советский зритель принял фильм на "ура"!


"Белорусский вокзал"



Заключение по картине гласило: не в лучшем свете представлена московская милиция. И по тому же сценарию попадает на дачу к Генсеку.

Песня, сочиненная для фильма Булатом Окуджавой, растрогала Брежнева до того, что он заплакал просто на просмотре, после чего, разумеется, "Белорусский вокзал" был немедленно разрешен к прокату, а песню о десантном батальоне с тех пор почти всегда включали в репертуар концертов, на которых бывал Брежнев

"Джентльмены удачи"



На этот раз руководство смущало обилие уголовной лексики на экране.

Если верить легенде, картину генсеку на дачу привёз его зять Чурбанов. Леониду Ильичу история о похождениях жуликов понравилась, и комедии был дан "зелёный свет"


"Бриллиантовая рука"



Если бы Брежнев не посмотрел "Бриллиантовую руку", то неизвестно как сложилась бы судьба и фильма, и песен. Он попросил на выходные новую комедию, посмотреть на даче. Ему так понравился фильм, что смотрел его два раза подряд. И затем дал письменное указание немедленно выпускать картину на большой экран.


"Гараж"



Свою новую работу, сатирическую комедию "Гараж", Эльдар Рязанов представил в Доме кино в марте 1980 года и там был фильм принят на ура. Рязанов ожидал, что скоро вся страна окунется в "гаражные" страсти на экране. Но оказалось, что картину выпустили очень маленьким тиражом, в столице ее не показывали вовсе, увидеть фильм можно было только в Подмосковье. А после первых показов тираж ленты собирались и вовсе уничтожить. Но и тут свою лепту в спасение фильма внес Леонид Ильич. В то время проходил пленум ЦК КПСС, на котором Брежнев в своем докладе сделал упор на то, что необходимо беспощадно вскрывать и критиковать недостатки в общественной жизни. И вышло так, что «Гараж» как нельзя кстати явился оперативным ответом советских кинематографистов на требование времени, на призыв партии.