Где и как служили наши звезды

23 февраля отмечают все мужчины. Но давайте узнаем, кто из российских актеров и певцов на самом деле достоин называться защитником Отечества. 

Вот уже сорок лет в Театре Российской армии есть команда актеров, которая не только играет в спектаклях, но и проходит тут воинскую службу. Даже армейское общежитие есть. В 1984-м тут служили вместе Александр Балуев, Олег Меньшиков, Александр Домогаров.




- Самым хулиганистым был Меньшиков (правда, он был неплохим стрелком), - вспоминают наставники-офицеры. - Сколько раз после отбоя мы ловили Олега за картами. Даже на деньги играл! И уже в те времена пользовался успехом у женщин - дамы буквально дрались за его внимание.

Друзья вспоминают, что однажды Александр Домогаров подрался с Меньшиковым из-за девушки, которая пришла к нему в гости. Будущих звезд еле разнял их наставник - старший прапорщик Анатолий Андреевич Двойников. Позже, во время службы, Домогаров встретил костюмера Ирину Гуненкову, которая стала его первой супругой и мамой их сына Саши.


Армейские годы певца и композитора Игоря Николаева пришлись как раз на начало его популярности. Николаев уже работал в коллективе Пугачевой, а служить попал в Ансамбль песни и пляски Московского военного округа.

- До меня там служили Тухманов, Винокур, вместе со мной - потомки Пастернака, - с удовольствием вспоминает певец. - Поэтому никакой "дедовщины" не было. Но свои обязанности каждый знал: новенькие все равно драили полы и туалеты. И не потому, что так хотели "деды", просто так положено.

- Но вам-то повезло: вы совмещали службу с работой в коллективе Пугачевой. И постоянно ездили на гастроли. Наверное, вам жутко завидовали?

- Нет. Все наши ребята были талантливыми. Неприятные моменты переживал только дважды: когда перед присягой мне пришлось сбрить усы и когда встречал Новый год дежурным по казарме. Помню, как сидел в одиночестве в красном уголке перед телевизором, а в новогодней передаче играли мои песни "Айсберг" и "Расскажите, птицы". Правда, у меня были припрятаны бутылка водки и праздничная закуска - банка консервов. Сидел и переживал: "Вот, вся страна слушает мои песни, а я вот тут один в казарме" (смеется). 


Писатель Евгений Гришковец честно отслужил в свое время на Тихоокеанском флоте. Армия так его затронула, что он даже поставил свой спектакль "Как я съел собаку". После показа этой пьесы в 1998-м Евгений проснулся знаменитым. Читать и смотреть грустно, но, как написал один интернет-пользователь, "читаешь - и будто про себя". И, кстати, собаку-то он съел по-настоящему - в пьесе подробно рассказывается о мучениях автора, который, пожалев затюканного корейца по фамилии И, попробовал национальное блюдо... Вот отрывок из пьесы: "Что мы там делали все-таки? Мы делали очень много всякой фигни... Все это, понятно, называлось "защита Родины". Сейчас ясно, что делали мы все нормально - никто не напал на нас в то время. Так ведь.

Потом, когда мы попали на корабль, стало проще. Втянулись уже как-то. Времени было уже не жалко. На небо посматривать какой-то странной потребности уже не было. Кстати, какое небо над океаном, я не помню, наверное, не видел ни разу, голову не поднял.

Вот шли мы на корабле. Все здорово, все по местам, все работает. "Жизнь всего экипажа в руках одного дурака. Не будь этим дураком!" - кричал старпом... часто считая это очень остроумным. Все было здорово на корабле.

...Мне было мучительно трудно прикидываться прежним... чтобы отвечать на мамины письма: "Здравствуй, мамочка... у меня все нормально... кормят неплохо... погода плохая, но скоро... скучать не приходится, служба идет... Целую, ваш сынишка..." Не мог же я написать, что меня нет, что их сына нет, а есть другой. Но тогда этот другой должен был бы написать... Да нет. Что я - идиот что ли. Я был матросом, а не идиотом. Все-таки.

И все время в голове звучало: "Хочудомой, хочудомой..."


Режиссер Федор Бондарчук попал в Таманскую дивизию. До "дембеля" будущий режиссер числился там в должности сигнальщика.
- Самыми тяжелыми были первые полгода, - делится Федор. - Хотя в армейский режим я вписался легко, но на гражданку очень хотелось. А еще я вечно с командирами не ладил. То скажу что-нибудь не так, то сделаю... И меня сразу на "губу" - "за несоблюдение устава" и за "неуставные взаимоотношения". Так я на той "губе" рекордный срок за всю службу просидел - 46 дней.
Впрочем, сейчас режиссер с удовольствием встречается с бывшими сослуживцами. А вот про "дедовщину" рассуждать не любит. Говорит только, мол, от нее никуда не денешься. А самым счастливым днем в армии считает, конечно же, "дембель". 



У Леонида Агутина в армии обнаружился слух. И молодого пограничника перевели в ансамбль песни и пляски, который в мае 1988-го должен был давать концерт в Москве. Но ребят из части не выпускали, и Агутин решился на самоволку. Но кто-то доложил начальству, и Леонида отправили на погранзаставу в Карелии - поваром. Чтобы жизнь песней не казалась!

- На втором году службы меня снова пригласили в ансамбль - Краснознаменного Северо-Западного пограничного округа. Этот перевод меня совсем не радовал, - вспоминает музыкант. - Помню, маме я тогда в письме написал, что на заставе нас в баню водили раз в неделю. Плохо. Нельзя так редко мыться. Зато мы пели и играли на заставе что хотели, с душой. А тут... душ у нас был, а вот души - нет. Все по регламенту.
Через некоторое время Агутина вновь перевели на заставу. А позже у певца родился хит-воспоминание о службе - "Граница". 



Александр Буйнов сам пришел в военкомат, хотя от Гомельской филармонии, где певец тогда учился ему давали отсрочку.
- Тогда все ребята в армию стремились, - говорит Александр. - И я гордился, что меня признали годным. Как-то перед Новым годом решили украсить наш клуб в части. Я разрисовал стены хипповыми рисунками в стиле битловского мультфильма Yellow Submarine и написал «Happy New Year!» («С Новым годом!»). Начальник части прочитал первое слово по-русски и спросил: «Что это еще за «нарру» такая?» Мы тогда долго над ним смеялись.

На вечер пригласили девушек из соседней деревни. Тогда же Александр и познакомился со своей первой женой.


Олег Газманов получил профессию инженера-минера в Калининградском высшем инженерно-морском училище, затем служил под Ригой на минно-торпед-ных складах. Офицер запаса. 

Гламурный парикмахер Сергей Зверев признается, что вполне мог откосить от армии. Однако не сделал этого сознательно. "У меня все в роду служили, - говорит Зверев. - Поэтому и я в армию пошел. Я не могу понять: почему представители шоу-бизнеса, не служившие в армии, так часто поют военные песни на праздники?"

Автор фразы "Звезда в шоке" не скрывает, что об армии у него остались не самые лучшие воспоминания. Хотя бы потому, что во время службы Зверев потерял здоровье.

"Однажды я очень сильно простудился в армии, - рассказал Зверев. - И теперь у меня больные почки". 


Егор Кончаловский проходил службу в "специальном" кавалерийском полку Таманской дивизии. 


Илья Лагутенко служил матросом на Тихоокеанском флоте. Причём его забрали в армию на следующий день после супераншлагового концерта, служба в армии совпала с первым успехом в карьере. 


Сергей Пенкин несмотря на женственность образа - образец мужественности. Сразу после школы отслужил сколько положено в артиллерийских войсках в Поволжье. 

Coco Павлиашвили забрали в армию после первого курса консерватории. Героический грузин служил в Латвии, в ВВС. А поет - в России...


Валерий Сюткин служил младшим авиационным специалистом при аэродроме в городе Спасск-Даль-ний.



"Я воспитывался в традиционной семье, - вспоминает актер Сергей Астахов. - Тогда даже никто и не думал: идти служить или нет. Я надел трико, взял консервы и уехал в армию. Не скажу, что был в восторге от службы. Хорошего мало: будят в шесть утра, загоняют в танк, где ты разгребаешь железки и дышишь маслом".
Однако Астахов признается, что определенный элемент романтики в службе все-таки был - другая жизнь, новые знакомства и некоторая самостоятельность. В танковой роте Сергей прослужил три месяца. А затем научился играть на теноре и тарелках. Благодаря этому был переведен в военный духовой оркестр, который чаще всего играл на похоронах. 

 

Источник