Первый муж Валерии: «Надо было и мне поколотить ее!»

  • Первый муж Валерии: «Надо было и мне поколотить ее!»

Любому мужчине обидно, когда про него забывают.

Особенно, если бывшая жена потом становится известной, успешной и счастливой. Простить это трудно. И есть лишь один способ унять душевную боль. Написать о ней мемуары. В которых поведать миру о том, кому на самом деле она всем обязана.

Певица Валерия о своем первом супруге - саратовском джазовом пианисте и композиторе Леониде Ярошевском - вспоминает вскользь. Слишком давно это было, в середине 1980-х. Ей 18, ему 26 - молодо-зелено, первая любовь, больше похожая на дружбу на фоне творчества.

Она уже толком и не помнит этот брак, который просуществовал то ли пять, то ли шесть лет. Зато Леонид, который в 1990-е уехал в Европу за лучшей долей и до сих пор работает музыкантом в ресторане, вспоминает жену часто. Недавно написал о ней целую книгу воспоминаний - «Валерия. «Паровоз» из Аткарска» называется.

«БЫЛА БЫ СЕЙЧАС УЧИТЕЛЬНИЦЕЙ»

Десятиклассницу Аллу Перфилову он увидел на сцене ДК в Саратове - девчонка отлично пела джаз. Леонид загорелся: вот бы отправить ее на фестиваль молодежи и студентов.

Поехал в городок Аткарск, где жили родители Аллы. Мама заявила, что музыка дочке ни к чему и станет она историком. Ярошевский принялся уговаривать женщину не ломать девушке судьбу…

«Была бы Валерия по сей день Аллой Юрьевной, и работала бы она учителем истории в какой-нибудь общеобразовательной средней школе, если бы не моя настырность и изобретательность в тот момент», - гордится собой Леонид.

Начались репетиции, выступления по клубам да ресторанам - Ярошевский рассказывает, что пристраивал начинающую певицу везде, где мог. Вскоре Леонид понял, что влюбился.

Предложил Алле жить вместе. Еще пара месяцев - и сыграли свадьбу. С детьми решили не торопиться - об этом особо просила мама невесты.

Спустя некоторое время молодожены рванули покорять Москву. Меняли съемные квартиры, хватались за любую работу, пели в баре для иностранцев. Прилавки магазинов были пусты, есть было нечего, но «Алла научилась делать из капусты неимоверно вкусные котлеты…» Как вспоминает Леонид, они и на голодный желудок были счастливы.

«ШУЛЬГИН ТАКОЙ ПРОТИВНЫЙ!»

А потом в их жизни появился Александр Шульгин. Представился продюсером, сказал, что ищет певицу, и предложил Алле «попробоваться» - записать несколько песен в немецкой студии звукозаписи.

Дорогой костюм, хорошие манеры и две иномарки, по мнению Леонида, произвели на его жену неизгладимое впечатление.

Начали гадать: какой же взять для Аллы псевдоним? Мужу нравилось имя Лера, но Шульгин настоял на «Валерии».

Слетав с Шульгиным за границу, Алла, как пишет Ярошевский, вернулась другим человеком. Леонид вспоминает, что улыбка жены стала «загадочной». И у него возникли первые подозрения.

«Она рассказывала о Мюнхене, о людях, о метро, о том, где побывала, как вдруг… «Слушай, Шульгин такой толстый, противный, представляешь - розовое, толстое, рыхлое тело!»

Лишившись дара речи, я вопросительно посмотрел на нее. «Ну, там бассейн у них в студии, он там загорал», - пояснила она. Что-то нехорошее заворочалось во мне».

Дальше - больше: он замечал, что отношения между Аллой и Шульгиным все меньше и меньше напоминают рабочие:

«Меня не покидало ощущение, что кто-то старательно обрезает миллион нитей, которыми я был связан с ней».

Вскоре наступила развязка: Алла, по воспоминаниям Леонида, уехала как-то вечером к Шульгину «посмотреть видео». Вернулась домой лишь утром:

«Ничего не объясняла, не извинялась, а, глядя в сторону, сказала: «Саша сказал, нам надо расстаться». Это был конец».

Ярошевский наглотался снотворного, пытаясь свести счеты с жизнью, но выжил:

«Позже Валерия расскажет, что я специально «рассчитал» количество таблеток. Пусть эта «маленькая неправда» останется на ее совести».

После разрыва Алла, как пишет бывший муж, разделила пополам шесть книжных полок, два кресла и попросила вернуть часть денег за купленный в браке синтезатор.

«ОНА МЕНЯ ИСПУГАЛАСЬ!»

Леонид жалуется, что остался ни с чем. Заработок ушел вместе с женой. Помыкавшись в Москве, Ярошевский уехал в Европу. Где через несколько лет с удивлением узнал о громком разводе Шульгина и Валерии.

«Зная Аллу, не могу себе представить, чтобы кто-то посмел голос на нее повысить, не говоря уже о рукоприкладстве. А тут - годыизбиений и издевательств, и как результат - трое детей! Надо было и мне попробовать ее поколотить хотя бы разок, глядишь - и деток бы нарожали…»

Спустя 20 с лишним лет после последней встречи Леонид, узнав о выступлении Валерии в Германии, приехал на концерт в надежде ее увидеть.

«Дверь машины открылась, Валерия, трусливо пряча лицо и делая вид, что не видит меня, прокралась к спасительным дверям и скрылась за ними. Чего она так испугалась? Неужто совесть мучит? А может, Пригожин не разрешил?»

Под конец своей книги бывший муж Валерии припас два мощных аккорда: сначала обвинил ее в том, что кичится богатством, и упрекнул, что до сих пор не создала фонд в помощь нуждающимся, как некоторые другие звезды. А потом, скрупулезно собрав все слухи и сплетни, сделал вывод, что певица его никогда не любила, использовала как трамплин, чтобы стать звездой. А теперь, вся ее жизнь - сплошной пиар:

«Это Примадонна может годами не появляться на публике, а Валерии же надо стараться изо всех сил поддерживать свой рейтинг…Эх, Валерия, Валерия… Можно уехать из Аткарска. Но вот беда - Аткарск уже никогда не уедет из тебя…»

источник