Тайна родом из детства, зашифрованная в подвенечном платье принцессы Евгении

12 октября, британский Виндзор принял уже вторую королевскую свадьбу в этом году.

Пять месяцев назад  состоялась  церемония венчания принца Гарри и Меган Маркл.

Бракосочетание принцессы Евгении и Джека Бруксбэнка вызвало не меньший интерес у публики. И в первую очередь особый интерес вызвал наряд невесты.


Пара познакомилась в 2010 году на швейцарском горнолыжном курорте. Принцесса приехала на курорт кататься на лыжах, а Бруксбэнк работал  в одном из местных баров официантом.

«Мы познакомились, когда мне было 20, а Джеку — 24, и влюбились.  У нас общие увлечения. Так здорово, что мы можем разделить этот момент со всеми»

Внимание всех было приковано к роскошному платью невесты. Никто не сомневался: Евгения, известная своим бунтарским характером, остановит свой выбор на чём-то очень необычном.

Принцесса Евгения действительно отличилась, вложив в свой подвенечный наряд некую символику.

 Глубокий вырез на спине приковал взгляды публики к открытой спине принцессы.

Принцесса Евгения — одна из немногих, у кого в королевской семье есть аккаунт в Инстаграме.

Летом она опубликовала фото — рентгеновский снимок своего позвоночника.

Как выяснилось, последняя субботу июня — День борьбы со сколиозом, поэтому принцесса решила на собственном опыте поддержать больных сколиозом.

В детстве у Евгении был диагностирован врожденный сколиоз.

А в 12 лет она перенесла  операцию, в ходе которой ей установили корректирующие металлоконструкции.

Девочкой она крайне стеснялась своего шрама, а когда подросла, то поняла, что должна поделиться своими проблемами с поклонниками.

«В Международный день борьбы со сколиозом я хочу впервые и с гордостью поделиться своими рентгеновскими снимками. Я также хочу выразить уважение потрясающим сотрудникам королевского национального ортопедического госпиталя, которые неустанно работают, спасая жизни и делая людей лучше.  Они сделали лучше меня, и я рада быть патроном их организации Redevelopment Appeal».

«Это душещипательный способ почтить людей, которые помогли мне вылечиться, и поддержать детей и подростков, которым тоже пришлось через это пройти. Мы можем менять представления о красоте и показывать свои шрамы. Мне правда кажется, что это очень важно.

«Теперь дети, глядя на меня, могут понять, что операция работает. Я — живое доказательство того, как врачи могут изменить жизнь человека».

 И еще Евгения пригласила хирурга, который когда спас ее от инвалидности.